Постерная секция EAU-2017: лучшее из России

Авторы постеров, отмеченных EAU знаком «Best», не получают ни денег, ни привилегий. «По сути, мы не уделяем этим специалистам серьезного внимания, — признался Arnulf Stenzl. — Но мы ведь и не в детском саду! Мы ведь и не обязаны брать каждого за руку и вести к успеху».
По словам Arnulf Stenzl, ученый самостоятельно должен двигаться дальше, заявляя о своей работе и научных интересах, а возможно, и привлекая фандрайзинг. «Лично я не настолько умный, чтобы учить ученых, поэтому победители должны двигаться дальше самостоятельно», — замечает он. «Урология сегодня» рассказывает о лучших постерах, представленных российскими учеными.

Все для сохранения почки

Сергей Александрович Рева, К.м.н., врач отделения онкоурологии ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, Санкт-Петербург.

 

Органосохраняющее хирургическое лечение в настоящее время считается стандартным вмешательством в лечении небольших (менее 4 см и в отдельных случаях — 4–7 см) опухолей почек. Тем не менее на сегодняшний день недостаточно данных об объеме паренхимы, функционирующей после различных методов лечения. Мы сравнили результаты выполнения 2 вариантов резекции почки (с ушиванием и без ушивания паренхимы ложа резекции) и радиочастотной абляции (РЧА).

По элективным показаниям (односторонняя опухоль при обеих нормально функционирующих почках) 136 пациентам было проведено минимально инвазивное органсохраняющее лечение с января 2015-го по май 2016-го года: 100 (73,5 %) пациентам — лапароскопическая резекция почки (ЛРП), в том числе 30 (22,1 %) — с ушиванием паренхимы с использованием шовного материала Викрил 0 и/или 2/0; 70 (51,5 %) — без ушивания, с достижением гемостаза коагуляцией кровоточащей поверхности биполярным инструментом и последующим покрытием клеевой композицией Evisel. Остальным 36 (26,4 %) пациентам выполнена лапароскопическая РЧА с использованием зонда для радиочастотной абляции RITATM (Angiodynamics (®), Latham, NY, USA).

Оценка общего и функционирующего объема паренхимы выполнялась с помощью КТ через 3 дня, 3 и 6 месяцев после операции. Кроме того, функция почек оценивалась определением изменения скорости клубочковой фильтрации (СКФ). Предоперационные показатели (СКФ, объем опухолевой ткани, сумма баллов по шкале R.E. N. A. L. nephrometry) не различались между группами пациентов, которым выполнена резекция почки.

В группе РЧА предоперационный балл R.E. N. A. L. score был ниже — 5,1, по сравнению с 5,6 при ЛРП с ушиванием паренхимы и 5,8 баллов без ушивания. Частота положительного хирургического края (ПХК) не различалась между подходами с резекцией опухоли — 10% при ушивании паренхимы и 7,8% без него (p = 0,4). Частота развития хронической болезни почек (ХБП) III степени не различалась между всеми тремя видами лечения (p = 0,3).

Вид резекции почки не влиял на изменение послеоперационного объема паренхимы: – 23,5 cм3 и –27,3 cм3 соответственно, с реноррафией и без (p > 0,05).

Сравнение объема перфузируемой паренхимы показало достоверно ее более значимое уменьшение (– 30,1 cм3) по сравнению с техниками резекции ( – 14,8 cм3 без ушивания паренхимы и –16,4 cм3 с ушиванием, p < 0,05 при сравнении между РЧА и ЛРП); при этом средний объем опухоли при РЧА (15,5 cм3) значительно меньше неперфузируемой зоны.

Тем не менее эти показатели не коррелировали со снижением почечной функции, определяемой через 3 дня после интервенции: СКФ одинаково снизилась при обоих видах ЛРП (с 74,8 дo 73,2 мл/мин и с 84,0 до 81,7 мл/мин при ре- нографии и без нее соответственно, –2,3 и –1,6 мл/мин) и РЧА (с 72,5 до 66,5 мл/мин, – 6,0 мл/мин) (p = 0,15). В то же время отсроченная оценка почечной функции показала снижение СКФ через 6 месяцев после РЧА (– 4,3 мл/мин) и ЛРП с ушиванием паренхимы (–5,1 мл/мин), в отличие от резекции почки без ушивания паренхимы (повышение СКФ по сравнению с 3-дневным показателем +1,8 мл/мин).

Результаты исследования приводят к двум важным выводам: 1-й — зона термического воздействия на паренхиму может быть больше, чем зона абляции; 2-й — безышемическая ЛПР без ушивания паренхимы приводит к менее зна- чимому снижению почечной функции по сравнению с РЧА и ЛРП с ушиванием паренхимы. В клинической практике это может иметь значение в выборе метода лечения при абсолютных показаниях к нефронсбережению (например, у пациентов с опухолью единственной почки).

Ботокс для мужчин

Виктория Валерьевна Ромих. Врач-уролог, руководитель отдела нейроурологии и уродинамики ФГБУ «НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина» — филиал ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский радиологический центр» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

 

По-прежнему не теряет своей актуальности ботулинотерапия, которая сохраняет позицию центрального метода нейроурологической реабилитации.

Возможности этого направления еще до конца не раскрыты. Введение ботулинического токсина (БТ) позволяет корректировать спровоцированные нейропатией нарушения функции нижних мочевых путей. Важная роль принадлежит этому направлению и при лечении так называемых «идиопатических» нарушений накопления — overactive bladder (OAB)/гиперактивного мочевого пузыря (ГМП).

Для лечения этого состояния в большинстве стран в 1-й линии применяются пероральные медикаментозные средства. Последние данные, также представленные на конгрессе, заставили урологическую общественность задуматься о безопасности некоторых из традиционных «таблеток», применяющихся в постоянном многолетнем режиме.

Так на «ясном небе» эффективного применения антимускаринов появились первые тучи сомнения в их безопасности. Широко обсуждаются данные о развитии деменции при длительном применении оксибутинина пациентами старше 65 лет. Поэтому сейчас геронтологи не рекомендуют назначать антимускарины в старшей возрастной группе.

В связи с этим метод ботулинотерапии актуализирован и при идиопатическом ГМП, что, кстати, и было первым зарегистрированным в урологии показанием.

В отношении применения БТ при нейрогенных нарушениях остается целый ряд дискуссионных вопросов, связанных с неоднородностью и многообразием симптомов, а также с их сочетанием у одного и того же пациента. Часто имеется не только гиперактивность мышцы, но и функциональная обструкция, связанная с гипертонусом мышечных структур тазового дна. Акцентированность современной урологии на ощущении и субъективной оценке динамики состояния самими пациентами предполагает анализ и контроль за этими изменения- ми в процессе лечения. В работе, представленной российскими специалистами, не только проведен анализ с объективных позиций уродинамического исследования, но и прослежена динамика субъективной оценки половой функции в группе мужчин с различными нейрогенными нарушениями функции нижних мочевых путей до и после ботулинотерапии.

Так как половая функция — одна из важнейших составных частей психоэмоционального состояния, то в исследовании она оценивалась дифференцированно, по 6 доменам. Введение БТ выполнялось не только в детрузор, но и в сфинктерную зону, что позволяло положительно влиять на уродинамические показатели фазы накопления при сохранности фазы опорожнения и улучшать половую функцию, что значимо в «ментальном» и «эякуляторном» доменах. В общем, качество половой функции — это комбинация многих факторов, вносящих вклад в психоэмоциональное состояние мужчины, где качество функции моче- вой системы играет не последнюю роль.

Автор публикации

не в сети 31 минута

Редакция

Комментарии: 0Публикации: 601Регистрация: 11-07-2017

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля